ТОРЧКОМ - "Творческое Объединение Разработчиков Человеческой Культуры Осознанного Мира" Интернет Журнал - занимающийся публицистикой статей (цензуре подвержены статьи: матерного,политического,креминального содержания, нарушающие законы РФ).

СИЕНДСИ -"Сигнал Интернета Конец Системной Информации" Интернет газета - занимающяяся публицистикой любого рода литературного и изобразительного творчества(цензуре подвержены публикации: политического, креминального содержания, нарушающие законы РФ).


Меню
  • Главная
  • О нас
  • Наши друзья
  • Авторы
  • Вход, Регистрация

  • Разделы
  • Литература
  • Жизнь
  • Наука
  • Музыка
  • Игры
  • Искусcтво
  • Кинематография
  • Web-programming
  • Новости
  • Hard & soft


  • Темы
  • Выбирите раздел

  • Реклама
    Cтатья из темы: Рассказы

    Истории.

    Моим друзьям – однопошибникам, сотестникам и однополеягодникам. Здоровья вам и удачи. А остальное – украдём!

    1.
    Две фигуры неспешно брели до чернобаевой дачи. Худые, небритые, небрежно одетые, сутулые и усталые фигуры. Практически крались, по очереди отхлёбывая из полторахальника с вонючей, тёплой и пузырчатой пивной жидкостью. Оба невысокие, небогатые, безработные, некрасивые и безрадостные. Простые, не обезображенные интеллектом и образованием лица. Камера приближается, зрители узнают Макса Чернобая и Славика Змея. Змей, контуженный, разрушенный и расстрелянный ударной дозой конопляного суррогата, и Чернобай, который хотя и выглядел гораздо более прилично, всё же слегка подпрыгивал при ходьбе.

    -Ну ты это, Слав. Того. Извини, что я твою жену плохим словом обозначил позавчера, а?

    Ох, зря, зря я об этом. Если кто ещё не знает – змееева семья получила зенитную ракету дружеского болта в левую турбину. Левая турбина загорелась, забеременела и родила. Семья накренилась, скабрировала, сорвалась в штопор и коснулась поверхности. Змей успел катапультироваться. И теперь, раненый, мучительно шёл к своим, пробираясь через сильно заболоченный, глухой вражеский лес. Без карты, компаса и ориентировочного направления. Питался грибами и кореньями, ягодами и травами, пивом и водкой. Сношал лесных зверушек. Иногда встречал диковатых, но предприимчивых партизан. Меня вот встретил. На опушке.
    А я его вот так, по незаживающей ране – тупым мастерком. Славик и слетел с предохранителя.

    - Правильно ты всё обозначил!! Ни добавить, ни прибавить! Мензурка она и есть! Или как ты сказал?

    Да, слетел. А я подлил солярки:

    - Не, в натуре, не узнал – богатая будет!
    - Конечно будет! Разбогатеет, бля! Если богатого себе найдёт!

    С увеличивающейся скоростью Змей ковырялся в незаживающей ране и швырялся во все стороны вырванными кусками своего мяса. Изменился внешне: подобрался, выровнялся, зашагал быстрее – я едва поспевал. Гвозди зрачков внезапно продырявили матово-стеклянную поверхность мутных глаз и теперь грозили пробить дымчатые очки. Змей вещал, найдя во мне благодарного слушателя. Про то, что Таня, плюя на детей, ведёт себя как свободная турбина. Про то, что ей, за личной жизнью, на детей некогда. Про то, что каждый день он, Змей, застаёт бывшую жену в internet. А там она на всех блядских сайтах знакомств под девичьей фамилией и заявляет, что «не замужем» и «в активном поиске» Славик закипал и всем своим видом запрашивал братской поддержки.
    Я не исходил чёрной ненавистью на Тётю Таню. Это её пути-дорожки. Её и Славика. Да и Славик ещё тот конь – торчит лихо и блядует глухо, в том числе при помощи того же internet. Но. Побратим просил поддержки. Ха, братан, жалко что ль:

    - Чё правда?
    - Да, и номер свой вывешивала!
    - Номер? Да это ваще пиздец!
    - Да, а скажешь чего – так сразу в игнор.
    - Нет, охуела. Прищепка. Они, бля, все поохуевали.
    - А чуть ей чё скажешь, так «Не строй из себя жертву!»
    - Га-га!! Пурга знакомая! Моя вон такую же хуйню через раз городит!
    Ещё такую ёбань: «Чё ты сравниваешь?»
    - Во-во-во!

    Мы дошагали до точки. Расселись в дому, закурили. Подготовили к транспортировке баеву магнитолку. И тут Славик решил вылить на меня всю правду. Славиковой дочери – пять лет. Так вот…

    - Мне Леночка рассказала, что у мамы завёлся «друг»… Уже ночевать оставался – тёща выгнала…
    - Это этот, котоый на белой «девяносто девятой» ездит? Двести тридцать Ка, О, Эф?
    - Да… А ты, блядь, откуда?
    - Спалил – наружка. И чё это за штрих?
    - Да ни в пизду, ни в Красную Армию. Студент-заочник с её шараги. Лавэшка с приподнятых родителей. Двадцать восемь лет пидорасу. Поиграется – бросит. Зато – не пьёт, не курит…

    Голос Славика дрогнул. Перетрахавший полгорода, пуганый, битый, колотый, резанный уличный котяра собирался заплакать из-за женщины. Ситуацию стало надо как-то выправлять. И у меня ещё было чем.

    - Слав! Может это – кропаля задуем?
    - Давай.

    Мы задули кропаля. Неожиданно из моего телефона раздалась мелодия вызова.

    - Слава, атас, каблук звонит.

    ...

    - Кисонька, да ты просто не тем вордом открываешь! У тебя старый установлен, а надо – новый. У меня – есть, подъезжай, возьми, а? И кодеки новые тебе перекину, и музычки, и фильмов. Приедешь?

    Ехать за вордом и кодеками ей триста пядьдесят кэ мэ. Наврядли она приедет.

    ...
    Камера фиксирует две удаляющиеся фигуры. Чернобай что-то рассказывает мобильнику. Змей несёт кулёк с магнитолкой. Они возвращаются в город.



    2.
    Макс Чернобай мучил компьютер Виталика Воробья. Нет. Обхуяченный на всю больную голову Чернобай издевался над несчастным компом своего лунного родственника-брата Виталика Воробья. Виталик Воробей, расшарашенный ещё хуже Чернобая, склонял и приставал к Наташе Нольпять. Даже грязно приставал. Бай и Ольга делали вид, что отсутствуют. В соседней комнате.
    Такой дурдом не входил в чернобаевы планы, но влезал в жизнь с настойчивостью участкового.
    Три часа назад Чернобай ждал Виталика, где договорились. Предполагалось, что Воробей подъедет, примет на борт, поедем, уроем вирус, хапнем слегка и разбежимся.
    Планы пошли вразнос и вразлёт. Сперва отрисовались Бай и Ольга. А потом мы увидели Наташу. Она ползла, еле переставляя ноги, по Дзержинке. Виталик тормознул, просигналил. Скинулись. Как-то по инерции подъехали до аптеки. Дальнейшее – по схеме. «Дайте пятнадцать, нет, лучше шестнадцать». «Соды дай,а?» «Лимонка?»- «Лимонка есть!» «Бенз?»- «Вот туда, направо!»
    Гружёные химией и перкурсорами, вошли в воробьёв адрес.
    - Макс! Рискуешь!
    - Чё?
    - Бенз! Прольёшь в отбитое!
    - Зубов бояться – в рот не давать!

    Ну вот. Я-то так уже года три не живу. Разве что иногда. Вит такое «иногда» сейчас и происходило.

    - Макс? Ты уверен? Точно?
    - Да. На, колоти.
    - Давай.
    - Чё там лимонная?
    - Вот.
    - Красиво.
    - Щас! Ещё закрасивеет!
    - Лимонку!
    - Нет, рано ещё.
    - Так. Слей бутор.
    - Сыпь!
    - Блядь, мало чё-то!
    - А её всегда мало! Отбивай давай!

    Бай греет на сковородке соду, Виталик центрифужит смесь в реакторе, Чернобай следит за временем и присматривает за виталиком. Ольга и Наташа нервно курят и, иногда, вставляют что-нибудь глубокомысленное.

    - Не пора?
    - Нет, ещё четырнадцать минут.
    - Цыц, чернухи напрёте.
    - Виталь, хорош – сливаем.

    Горьковатой прозрачноватой жидкости всем получилось поровну. Только… Не совсем поровну. В равных обьёмах носителя, основняка плавало по разному. Вот у Ольги – так вообще почти не плавало. Бай и Виталик держали уверенную серёдочку. Чернобай – примерно на треть больше. Наташа дежала и готовилась заглотить два с половиной совершенно серьёзных дозняка.

    - Экипаж желает всем приятного и полезного полёта!
    - Ну, Макс, за твои ботинки! Достойная обувка для Пути Правды!
    - Ага, для Дороги Грома.
    - Дай, я закурю.
    - Чё тут закуривать – як слеза комсомовки.
    - Космоволки. Сигарету дай!
    - Да! А как приходить начнёт – давайте хапнем!
    - Мы хапнем, Виталичек?

    Наташа схватила Воробья за руку и нежно погладила тыльную сторону его кисти.

    - Да это… Пусть придёт сначала…

    Отбитый вообще приходит гораздо раньше сырого. Полчаса спустя весь кодляк хищно сгрудился вокруг Водного. Без единого лишнего словечка, жеста и взгляда, годами отработанными движениями, Виталик заряжал и, вместе со всеми, принимал порции дыма от сгоравшей Заразы. Свеженькие Продиджи вносили звуковую компоненту.
    - А чё курим?
    - А химку.
    - Химичку! Гля, мягкая какая! На спирту?
    - На гамне, бля!
    - Не, правда, а?
    - Да на ацетоне!
    - Пфф! Ох, ёб ты…
    - Ах!
    - Как вы, Наташенька, головой красиво делаете! Чувствуется опыт!
    - Тьфу на тебя!
    - По четвёртой?
    - А… а давайте!
    - Как поэт сказал: Ах ты, ух ты – ешьте главпродукты!

    Ах ты, ух ты. Со мной творилось невообразимое, хотя и хорошо знакомое. Волны, одна слаже и прекрасней другой накатывали со всех сторон. И так неземное блаженство, в два раза усиленное ацетоновой, брало в свой плен меня и всех. Позже, чуть позже, мы за всё-за всё расплатимся. Без сдачи – будем крепко обсчитаны. Будет тяжело, будет отходняк и чувство потери, разбитость и обезвоживание. Но… Это когда ещё будет! А никакого «когда», никакого «потом» и, вообще времени, не существует! Так что не обломаешь, ништяк!

    - Прёт. Прёт!
    - И меня прёт! А тебя прёт?
    - Ни-ич!!
    - Ништяк!
    - А я чё-то не пойму.
    - Опять у нас ебальники на десять лет старше!
    - Я – в меру злой осьминог!
    - Га-га-га! Похож!
    - Ну, как поэт сказал: «А чё с печенью – Да хуй с ней, с печенью!»
    - Не гони! Ты гонишь!
    - Нет, я «Трансмиссию» хочу. Я танцевать хочу!

    Случались с Чернобаем по декстуре такие заскоки. Он пролез к компьютеру, поковырялся в списке воспроизведения, опять вскочил. Зазвучал танцевательный музон.

    - Отойдите все! Ай нов, вэтс вил би…
    - Во прётся дядя!
    - Сомфин ай римэмбе ин май хэд. Сомфин ай римембе!

    Чернобай напевал песнь, двигался, колбасился и тащился. На него поглядывали с лёгкой завистью.
    - Макс!
    - Чернобай! Стол не опрокинь!
    Я не реагировал, да и почти не слышал обращённых ко мне фраз. Не для того тратил половину всей налички, гробил слабое здоровье, плевал на одиннадцатимесячную ремиссию, на данные себе и близким всякие слова. Не для того, чтобы сейчас что-то слышать и учитывать. Только ритм. Волны. Полёт. Блаженство. Божественно.
    Сколько это пролжалось – не знаю. Спустя некоторое время нам всем показалось, что попускает. Бай и Ольга отсеялись в соседнюю комнату. Чернобай и Воробей ковырялись с остатками и бутором – заморачивались на вторяки. Наташа Нольпять втыкала в монитор.
    Затишье. На этот раз горьковатой получилось гораздо меньше. Макс, Виталик и Наташа приняли по полстакана. Химка тоже заканчивалась. Да ладно… Судя по звукам из соседней комнаты, Ольга и даже Бай заняты и не претендуют.
    В ожидании Второго Прихода я согнал Наташу из-за компа. Решил погонять виталиковы вирусы. Потихонечку накатывало. Виталик подсел к Наташе на кресло и чего-то ей подгружал вполголоса.
    Я отправился туда, куда даже цари пешком ходят. Срал долго, выходило твёрдоё говно ещё здорового человека. Ближайшие два дня будет мягкий понос.Я уже подтирал жопу, когда заголосил мой мобильник. «Паша Квадрат вызывает» - высветилось на экранчике.

    - Здорово! Вот тут прёт! А? Как поэт сказал: «Банда занималась тёмными делами, и за ней следили мусора!» Чё? А, жёлтая прёт! И зелёная прёт! А то подъезжай, подъедешь? Нет? Ну, ладно, давай там!
    Я смыл говно и позвонил Змею. Он не отвечал.

    Макс Чернобай мучил компьютер Виталика Воробья. Нет. Обхуяченный на всю больную голову Чернобай издевался над несчастным компом своего лунного родственника-брата Виталика Воробья. Виталик Воробей, расшарашенный ещё хуже Чернобая, склонял и приставал к Наташе Нольпять. Даже грязно приставал. Бай и Ольга делали вид, что отсутствуют. В соседней комнате.
    Наташа не велась и отказывала не очень вежливо. Странно, чем ей вдруг Воробей не понравился. Она – девушка довольно лёгкая и общительная, за дозу и содержательный вечер всегда готова почти на всё. По правде говоря, она со всеми успела, кроме меня и покойного Кости. Возникла мысль, что вариантов у меня-то всего два: либо отметиться у Наташи, либо отправиться следком за Костей… Тьфу, свят-свят! Придёт же такое в голову! Пиздец!
    Меня совсем уже накрыло накрывашкой, когда произошло. Быстро произошло, почти мгновенно. Виталик обнял Наташу за бюст. Наташа же повела себя неожиданно – щёлкнула незнамо откуда появившимся ножиком-выкидухой и полоснула левое предплечье Виталика.

    - Отъебись от меня, козёл!

    Наташа вскочила, прошла в прихожую и принялась обуваться, отвратительно матерясь. Взвыл Виталик:

    - Эта сука меня порезала!

    Бай выскочил из спальни, моментально оценил обстановку и сказал тяжёлым голосом:
    - Так. Бинт в хате есть? Ищи, перевяжу. Макс. Иди её успокой. Вылезет на улицу – хату спалит, нас спалит и сама спалится!

    Мы послушались речей опытного и умного Бая. Виталик полез в шкаф за перевязочным, а я – в прихожую. Успокаивать. Наташа забилась в угол и сидела напряжённо сжавшись. Левой рукой закрывала лицо, а правой сжимала открытый нож. Надо было вызывать доверие. Я приблизился и положил ладонь на основание её черепа. Этот приём хорошо работает с испуганными кошками и злыми собаками. Интересно, как отреагирует Наташа? Стремновато – в случае непонимания она легко могла ткнуть меня в брюхо. Наташа вздрогнула и более не отреагировала никак.

    - Нэт. Брось железку.

    Наташа бросила нож. Я почувствовал Второй и, в замешательстве, сказал не совсем то, что собирался:

    - Ты чё творишь, Нэт? Я тебя разве так в прошлый раз учил? Ой, бля… В смысле… Давай посидим здесь, пока попустит. Нельзя сейчас на улицу. У тебя зрачки больше радужки!
    - Да ты на себя посмотри! – и хихикнула. С доверием порядок, кажись. Закрепляем: я сложил наташину выкидуху и протянул ей.
    - А меня бы пырнула?
    - Не знаю, трудно себе представить…
    - А вот торчать бы тебе поменьше. Инструкцию читала – «Не для беременных!»
    - Так я вроде нет…
    - Да это значит, никому нельзя! Отрава! И это речь о терапевтике, о мелких дозах! Ваню Колтуна вспомни – во что превратился!
    - Макс, а какого поэта ты постоянно цитируешь?
    Мда. Когда вопрос станет ребром, я выберу отправиться вслед за Костей.

    - Да разных всё вре…

    Снова заголосил мобильник.

    - Да! Здравствуй, милая! Нет, не на работе… У Виталика… Да так… О поэзии дискуссию ведём… Нет, не мешаешь! Ну, хорошо, перезвони вечером! Пока!

    - Умница она у тебя. И ты у неё молодец тоже. А там химарь остался?
    - Остался. Пошли, Чёрная вдова.

    Перевязанный Воробей нервно косится, мы добиваем химчанскую и расходимся.
    Вирусы я в следующий раз погоняю.



    3.
    Когда работа работается, строители расходятся вечером по домам затраханные, усталые, но довольные. Ну, как же: дело сделано, кирпичи превратились в стену, пилястру, карниз, цоколь – на крайняк. Командование приторчало денежек, рано или поздно их отдаст. Макс Чернобай работал подсобным в бригаде из четырёх каменщиков. Забивал гвозди лазерным уровнем. Полшапки сухарей – и чистая физуха. Никакого напряга на голову. Множество обязанностей, минимум прав. Но Макс не переживал. Во-первых, сам подбивал клинья со временем стать каменщиком. Во-вторых – два дня-шапка, два дня-шапка. В третьих – один из четверых подопечных хронически болел и прогуливал. В четвёртых – других вариантов нормально поработать пока не было и не корячилось.
    Чернобай шагал домой. Одним ухом слушал радио. Другим – мониторил обстановку вокруг. Обстановка располагала – ранняя осень. Хотелось спеть чё-нить бравурное. Прямо щас, прямо здесь. Чернобай не стеснялся никогда. А сейчас – тем более. Вытащил из уха лишнее. Ну, поехали:

    - Вонзая шпоры, возмылили коней,
    От нас, куда не глянешь, нету мест!
    Зачем семья? – Ствол пушки нам родней,
    Когда над «Лысиной» сверкает южный крест!

    Вперёд, вперёд: под пыльным сапогом
    Давяся слизью, дохнет серый жук.
    Победный марш мы хрипло проорём,
    Держась рукою за карман гражданских брюк!

    Хрипит труба, но нам – не уставать.
    Нужду мы справили в кустах, чтоб легче шлось.
    Здесь всё разрушит, разнесёт всё наша рать
    И долбанёт, чтоб ничего уж не срослось!

    Здесь всё разрушит, разнесёт всё наша рать
    И долбанёт, чтоб ничего уж не срослось!

    Макс осмотрелся по сторонам – уличное пение вроде пока не привлекло внимание никого из тех, кто мог бы наступить песне на горло. Поэтому продолжил:

    На войне, как на войне –
    Жертвы, кровь, репрессии
    Мы шагаем по броне,
    Плаваем на крейсере.
    А в моей стране бардак,
    Слякоть и пошлятина.
    Где-то там сидит дурак –
    Шлёт на нас проклятия!

    А-аа…? Блядь!

    Мама милая - не плачь
    И сестрёнка тоже
    Я в себя волью первач –
    Буду бить прохожих.

    А меня патруль возьмёт-
    Офицер молоденький
    Но не так он запоёт,
    Когда я весёленький!

    И неожиданно закончил свою непонятную замиксовку:

    Проститутка Манька,
    Проститутка Любка,
    Проститутка ты моя –
    Сизая голубка!

    Очередь колдырей у самогонной точки заразворачивалась. Чернобай, глядя на них, как на белую сволочь, просквозил мимо. Сил-то никаких, с работы, ага. Устаёт Чернобай. Сил остаётся, только на песенку спеть, да на выпустить парой злых строчек накопившееся за день. И то – не всегда остаётся.
    Да да, снова пишу свою хероту. Вот когда была нормальная работа, да шикарная сожительница, красавица-Личная Жизнь - единственная любовь, в общем – вот тогда Чернобай не безобразничал. Жил себе тихенько, стриг неплохую лаванду на работе. И пургу не гнал. Не-пло-хую. Матюки так сами и лезут!
    А теперь, когда Единственная Любовь потеряла к Чернобаю всё, что только можно потерять, когда скудная мелочёвочка-зарплатка целиком уходит на дрянь и нехороших девок, когда работаешь без умственных усилий и без перспектив, когда нищий, усталый и злой, когда один против всех - тогда и собирается слюна для плевка.
    Я возвращаюсь в Санитары Журналистики! Плеваться слюной, блевать рыготиной, ссать мочой и срать говном. Сергеич будет рад. Ждите прихода - Чернобай on the road again! А сейчас – домой. Чернобай опять не заметил, как заговорил вслух. Очередь колдырей глянула завистливо.
    Позвонил Паша Квадрат. Запросил пересечься на районе. Чернобай по голосу понял, что сушняк, что денег нет. Но, инициативы не проявил. Инициатива вообще – наказуема. Чернобай и Квадрат не отдали долга Родине, но и так знали, что весь мир – фронт, а вся жизнь – война.
    Чернобай подходит к родительскому дому, Паша ждёт у подъезда. Вопреки предположениям, Чернобай не слышит от Паши обычных песен-колядок. Наоборот, Квадрат подбоченился, встряхнулся, приосанился да и говорит человеческим голосом:

    - Прикинь, чё было! Сижу вчера дома, не пьяный, не с бодуна – так. И тут – ни хуя себе – такая, прям, железная мысль пришла – всё, пиздец, надо уходить немедленно.
    - Чё, высадился? Измену впоймал?
    - Да, не, из жизни уходить. Немедленное самоубийство.
    - А как?
    - Да хуй его знает, как. Главное – немедленно.
    - А с чего это вдруг?
    - А не знаю. Но мысль прям железная.
    - И чё? Дальше-то?
    - Дальше. Дальше следущая мысль…
    - Тоже железная?
    - Да! Прям, стальная! Мысль – Хули ты расселся, а ну пиздуй за водкой! Ну, собрал я мелочёвку, пошел, взял «снаряд», принёс домой, «разминировал».
    - И как?
    - Полегчало. Слышь, Чернобай, дай на портвейн, а?
    - Держи. И держи себя в руках, береги печень. Тут скоро шабашечка будет. Участвуешь?
    - Всенепременно! Ну, давай, что ли?
    - Счастливо, братишка.

    Мы попрощались и отправились своими дорогами. Чернобай – домой, а Паша Квадрат – в магазин.
    Автор:M. Chernobay
    Опубликовал(a):01:10 - 08 Oct 2009
    Комментариев:0
    Читало:2908
    Рейтинг статьи: 1190

    Системное сообщение: *Обязательные поля не должны быть пустыми!
    Псевдоним*
    Для добовления коментария ответте на вопрос: 15 плюс 2? ваш ответ:*
    Коммент.*
    Новости
    Газета - вышла из жопы под названием АГС (надолго ли), но возрадуемся товарищи!!!
    Важные новости по поводу появления нас в поиске, и восстановлении проекта Т.О.Р.Ч.К.О.М

    Опубликовал: Глав. Вред Всея siendsi
    06.06.2012
    «Что нам стоит дом построить? «От верстаем», будем жить» О изменениях в графике работы администрации.
    Опубликовал: admin
    05.02.2010
    Господа-Товарищи Корреспонденты наше счастье в нашей власти.Об отсутствии газеты в результатах поиска по Яндексу.
    Опубликовал: admin
    04.02.2010

    Вся информация опубликованная на сайте - Защищена законом "об авторских правах", любое использование ее на других ресурсах возможно только с согласия автора, либо с ссылкой на данный сайт.

    2005-2009г © Редакция Интернет газеты "SIendSI"
     siendsi@yandex.ru  или siendsi@gmail.com  


    Общая статистика: зарег.читателей: 37 | Авторов: 24 | Статей: 126 | Комментариев: 195 | Сейчас читают: 1


    Рейтинг Сайтов YandeG Каталог сайтов Всего.RU Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
    Engine siendsi.ru- beta ver 0.1.8
    © programming - Korotaev S.S. & Mogilat I. & I.J.,
    © design - Korotaev S.S. & Mogilat I. & I.J.